ОК — Белая Собака

Странник и его Белая Собакасреди звезд
Он шёл по рельсам вдоль дороги, уходящей в густой белый туман. Вокруг царило Безмолвие. Ни крика птицы, ни треска ветви, ни порыва ветра. Всё замерло в Тишине. Он слышал только свои шаги и полностью сосредоточился на процессе ходьбы. Дыхание его было спокойным и ровным. На ботинках всё ещё поблёскивала радиоактивная пыль с серебристым металлическим оттенком. Эта пыль безопасна. Он знал о том, что радиация других Миров не смертельна для человека. А при каждом нарушении границ времени, когда волна одного Мира накатывает на другой, бывают такие взрывы. Это не случайность. Но и не закономерность. В данном случае пыль является свидетельством совершённого межмерного генезиса, слияния Миров. И она несёт в себе не смерть, а наоборот…Жизнь…Только новую, неизвестную, непредсказуемую..
Рядом с ним вдоль шпал бежала огромная Белая Собака. На ошейнике Собаки звенели светящиеся колокольчики, в виде светящихся сфер разного размера. Это были награды Белой Собаки за верную Службу. Проходя каждый новый Мир, Он дарил ей подарок, новую миниатюрную копию Вселенной, которую они прошли, выполнив очередное Задание.
— Оки! — позвал Он — будь рядом. Что-то меня настораживает эта странная Тишина. Она будто сгущается, чувствуешь?

Оки остановилась, вслушиваясь в пространство и нюхая воздух. Вперёд — безмолвной командой прозвучал импульс Белой Собаки где-то у него внутри…И они пошли дальше.
Странник размышлял о «семенах», которые несёт на своей старой потёртой куртке. Эта куртка досталась ему, как талисман, от бывалого Сталкера, которого все звали Дед. Его настоящего имени никто не знал. Но и на Деда он похож не был. Скорей на пирата. Его куртка побывала за краем Мульти-Вселенной, на всех необитаемых островах Галактик, сопряжённых во времени с Млечным Путём.
А теперь эта куртка вместе со Странником и Собакой в команде. Её задача улавливать сигналы измерений, из которых приходят идеи новых задач, и носить на себе эту радиоактивную пыль….
Скоро мы пройдём границу Времени, пересечём местный кибернет и окажемся совсем в ином Мире. Я несу на себе столько этих «семян», что можно было бы оплодотворить все Звёзды этой Галактики. Не хочу это контролировать и отвечать за то, что потом родится/вылупится/отрастёт, созрев в этом Белом и влажном Тумане. Но, всё же, интересно было бы увидеть транс-генетическую мутацию и рождение Новых Существ, через тысячу лет.
Оки странно на него посмотрела. Они так давно были вместе, и прошли рядом, бок о бок, плечом к плечу столько Вселенных, что между их мыслями и чувствами уже не было границ.
Они думали, чувствовали и обрабатывали опыт вместе – как Один Организм.
— Что, думаешь это возможно? Когда-нибудь увидеть тех, чьи зачатки я несу сейчас в этой пыли на своих ботинках, а ты на своей шерсти?
Оки остановилась и принялась отряхиваться, очищая свою прекрасную, густую, белоснежную шерсть.
— Друг, ты точно перегрелся. Или последнюю память потерял. Если мы сонастроим себя с сигналом того, Будущего, где они уже есть – то почти мгновенно окажемся там. Ты хочешь их увидеть? А вдруг неудача? Вдруг мутанты? Не, ты как хочешь, а я беру отпуск. — -Ты с каждым новым измерением всё страннее становишься, Странник, — Сказала Оки.
Странник рассмеялся. Его смех громовой волной прокатился над пространством и, будто бы, расколол его на части. Наверное, здесь ещё никто и никогда так не смеялся. Или вообще никак.
— Да не сердись. Оки. Я знаю, что ты устала. Но нас ждёт Новый Мир. И туда нужно внести твоё Пламя. Ты ж знаешь, я технарь. Я не владею той светоносной Силой, которая есть в твоём Сердце..
— Странник, хватит отговорок, лучше бы ты мой крекер поискал. Съел?
— Да, не…что-ты, сейчас найду.
Собака рассмеялась, ищи, ищи…
Они всё шли и шли, а дорога всё не кончалась. И туман не рассеивался. Странник решил сойти с пути, чтобы развести костёр и отдохнуть. Ноги гудят, и Оки подустала. Нужно поспать. И на свежую голову сверить координаты. Не дай Бог заблудились. Здесь же пустошь. Попробуй поймай тут сигнал…ну да ладно, утро вечера мудренее. Если здесь вообще есть утро.
Они сошли с обочины дороги, туда, где росли густой порослью низкие кусты каких-то неизвестных растений.
Оки встала и принюхалась к воздуху, – надеюсь не хищные, — буркнула она опасливо.
Листья растений были синими, и они как-то странно закручивались в спираль. Кусты от этого были похожи на престарелых девушек – хиппи, с накрученными на бигуди синими волосами.
Странник и Собака рассмеялись.
Странник развёл костёр. Дров было не нужно. У него с собой всегда был кусок лёгкого, как перо, «магнитного дерева», который он позаимствовал у одной знакомой планеты. Кора и ветви этого дерева никогда не сгорали. Хотя горели мощно и согревали большое пространство вокруг очага. Тушить такое пламя можно было только одним способом – хлопком ладоней над ним. Это пламя гасил только этот звук. Кто не знал этого – сильно рисковал. Так как ни водой, ни песком, ни химическими смесями это пламя было не потушить. И ещё оно имело интересный эффект – это пламя разгоралось, наращивая температуру почти без ограничений. Поэтому древесина «магнитных деревьев» широко использовалась в разных Мирах, и, как основное топливо, и, как часть в строительстве реакторов и генераторов бортовых систем. Странник знал об этом, и стянул как-то кусок драгоценного материала, ещё в достаточной степени не изученного никем. Он сунул за пазуху этот кусок и побрёл прочь из этого Мира, с великой Благодарностью Планете и бессловесной молитвой, о том, чтобы кусок «магнитного дерева», позаимствованный им без спросу не загорелся сейчас от тепла его собственного тела за пазухой его куртки.
Оки шла рядом, то озираясь, то посмеиваясь. Она-то знала, что не хлопнет в случае чего в свои большие, мягкие, мохнатые лапы так, чтобы раздался звонкий хлопок. Нет, она не сможет сделать это так, как человек. Но зато сейчас, пока ничего ещё не загорелось она может подшучивать над своим Другом, которого порой не вразумить. Да, это дело бесполезное. Если Страннику понравилось, что-то – будь это кусок «магнитного дерева» или Новый Мир-считай вы уже по уши…
Оки мотнула головой и её длинные белые уши разметались по воздуху, как крылья какой-то диковинной птицы.
Разжечь огонь, используя «магнитное дерево», можно было любым обычным способом. Почему дерево МАГНИТНОЕ, Странник не знал. Сталкеры рассказывали как-то, на одной из своих дурацких закрытых тусовок, что эти деревья растут только там, где есть на этой планете серьёзные магнитные аномалии, волновая гравитация или последствия радиационных воздействий. Согласно легенде Сталкеров, только так «магнитные деревья» могут размножаться, и поддерживать свой нормальный вибрационный фон. Чёрт их знает – думал Странник – может и правда. Никто ж не изучал. Все, кто знал о «магнитных деревьях» — кинулись их тут же сгребать и вывозить с планеты, не думая о том, сможет ли ещё когда-нибудь, где-нибудь проявить себя такая форма жизни. Благо, эти деревья почти мгновенно проявляли новые ростки сразу на спилах, и вокруг. Их рощи встречались довольно редко, но рощи были очень густыми.
Странник посмотрел на свои межпространственные часы, показывающие время далёких звёзд. Сверил частотные параметры с кодом внутреннего датчика, синхронизирующего его с частотой конкретного Мира. Синхронизация прошла нормально. И даже время вроде бы, наконец-то, сдвинулось с места и покатило в новом неизвестном направлении. Туман начал постепенно рассеиваться. Сгущались сумерки. Такие же густые, сиреневые и далёкие, как на Земле. Оки растянулась рядом со Странником и костром. Странник поставил на огонь воду в маленьком котелке. Забросил туда немного своего любимого Земного чабреца. Закурил, вспоминая Дом, в котором не был уже тысячу лет.
Он думал о ней. Вспоминал её волосы, ей аромат, её смех.
Только глаза и лицо будто бы растворились в этом тумане. Он их не помнил, или не хотел помнить…Как то они не очень расстались тогда, он чувствовал вину… Но, когда он мог сказать ей те самые важные слова, слова-ключи, открывающие двери любых Миров и Измерений, он хлопнул дверью и ушёл. Ушёл, как выяснилось, навсегда. Даже, если сейчас она может вернуться в то пространство – вряд ли его датчики обнаружат нужные

 

 

 

координаты времени на событийной ленте Земли. Вряд ли он смог бы что-то изменить. Да, может, оно и к лучшему. Зачем ей бродяга космического масштаба с радиоактивной пылью в штанах и на сапогах?…
Оки вздрогнула во сне, а Странник грустно рассмеялся сам над собой. Грустно и тупо, как ему казалось. Впрочем, как всегда.
Чай быстро закипел. Странник взял чашку ароматного чая в руки. Долго вглядываясь в Бесконечность на дне своей чашки он наконец утратил все мысли, и снова…все свои чувства. Как бы он хотел однажды утратить их навсегда…все…чтобы больше никогда не тосковать по ней, по Земле, по Дому…
Оки проснулась и зашуршала пакетом со специальными собачьими крекерами для Собак Штурманов.
Ешь, ешь, штурман, – сказал Странник. Утром ещё неизвестно сколько топать до пересечения мембраны.
Оки передала ему в сердце тёплую волну Благодарности и какой-то столь знакомый и нежный радужный свет. Незримый, но радужный…
Это тепло её сердца, её — с Земли….да…это он чувствовал тогда, когда их ещё не разделяла волна времени длиной в тысячу лет Безмолвия…
Она любила его, даже сейчас. И она знала, что он жив. И она ждала….Жила на Земле, и ждала его тысячу лет. И, да…Он, чувствуя это, был Жив…
Мысль памяти и ответный сигнал мгновенно пронзили пространство и время и ворвались в её безмятежный Дом стрелой, пахнущей другими мирами, радиоактивной пылью, Белой Собакой и ветром в его волосах — всеми скитаниями Странника и поисками… И её Сердце, словно окно, распахнулось от ветра, впуская новую стрелу Любви, больше не боясь ни разлук, ни измен, ни предательств, ни его холода и отстранённости… Снова… она впустила его Дух в свою Вечность….
Странник спал, Белая Собака, посапывая, дремала рядом. Горел их костёр под звёздами, изредка отливая фиолетом. Туман рассеялся и граница Миров обнажила себя ледяной ясностью Бесконечности, которую увидеть могли только Сталкеры или они – Странник и его Белая Собака.
Они спали, как дети — сновидели каждый своё, но их сновиденья переплетались и становились маршрутами новых путей. Сегодня их единой точкой синхронизации снова стала эта далёкая маленькая Планета. Снова Земля…
Неужели ещё будет шанс вернуться и увидеть её? Неужели…
Странник проснулся на рассвете и набросил куртку. Было свежо и сыро. Туман осел, предрассветные сумерки возвещали начало нового пути в Неизвестность.
Он пролистал свой бортовой журнал, сделал несколько отметок на Галактической карте Времени. Об этих Мирах нужно доложить в Центр. Задание выполнено, пусть высылают аналитиков.
Здесь мы разобрали ядерный реактор, который должен был взорвать Планету, здесь мы приняли младенца с миссией Бодхисаттвы, мать которого хотела прыгнуть с моста, а в этом Мире пришлось разрабатывать на ходу план эвакуации большей части планеты. Потому что два умника разбудили экспериментами Великий Изумрудный Вулкан, который чуть не поглотил их Мир.
Тут мы разрабатывали новые панели синхронизации и устанавливали их в ядре Планеты. Здесь пришлось внедрить берилловые коды новой ДНК, потому что на этой планете началось вырождение всех видов разумных организмов. Так… здесь разминировали, здесь укомплектовали Планетарный Реактор Эволюции, здесь очистили медные провода от шлаков иллюзорного времени… Хм…список — ничего так, за последний месяц работы.
— Оки, а может быть мы с тобой заслужили отдых? Рванём на Планету Янтарных Сфинксов?
Оки весело замахала хвостом.
Позавтракав они быстро собрались, замели за собой все следы, и двинулись снова к дороге. Но вот же — шутки Вселенной…Никакой дороги здесь больше не было. Была та же местность. Те же кусты с синей листвой, похожие на шевелюры хиппи-пенсионерок. И тот же воздух…
Или не тот?
Оки стояла и нюхала воздух. Она впитывала в себя каждый сигнал пространства. И не узнавала его. Что же случилось за ночь? Нас перебросило в другой Мир? Снова?
Думали они одновременно.
Оки настроилась на сигнал, который они оставляли во всех Мирах, как свою подпись. Подпись работы особой группы, известной всем, и неведомой никому. Они приходили бесшумно и, выполнив каждое своё задание ювелирно, своевременно и с идеальной точностью – сразу же уходили. Так же, совершенно Безмолвно. Их знали все во Вселенной. Во всех Вселенных. Но никто не знал о них ничего конкретного. Странник и Оки работали скрытно и очень хорошо. Их узнавали только по характеру работ, по прекрасному качеству выполненных заданий. Но — кто они, откуда, сколько их, и почему они выбрали для себя такую странную миссию – ходить по Мирам и настраивать их на самые тонкие и высокие частоты Любви, Дружбы и Преданности, жертвуя всем, что может составлять личную жизнь и собственную судьбу существа – не знал никто. Такая, подчас неблагодарная, миссия. Не все Миры приветствуют этот План. И далеко не везде им рады. Но уважают во всех Мирах. Потому что Странник, однажды покинувший Землю из-за своей несчастливой любви, и ОК – Белая Собака, подобравшая его тогда на задворках Вселенной, погибающего от своих страданий – стали настоящими Друзьями, и Мастерами Связи и Синхронизации в Мироздании. Никто лучше них не совершал настройку Лучей Синхронистичности между Мирами. Они знали сакральный язык, точнее -Оки знала и постепенно, много лет обучала Странника этому языку, который нёс в себе универсальные алгоритмы Любви. Этим она и спасла его тогда от полного распада, когда он спивался, проклиная судьбу и Землю.
А теперь им предстояло вернуться. Оки накопила столько Мастерства, Мудрости и Высокого, ещё неизъяснимого, Благородного Чувства, что мечтала о том, чтобы принести это Искусство, как Дар Земле. Настроить наконец — тот и этот Мир, и включить его в жемчужную сеть глобальной гармонической синхронизации Радужных Измерений. А Странник… он не знал, куда ещё ему идти. Он прошёл столько Миров, что они перестали его волновать. Волновала его только Земля. И Девушка, которую он оставил там, когда-то, тысячу лет назад, была для него единственным ориентиром и маяком — нет, не на Земле, а во всей Бесконечности. Та, с которой он не попрощался, когда уходил. И она всё ждала, и ждала его тысячу лет…
На него снова накатила такая земная, давно забытая грусть.
— Мы вернёмся туда, — вдруг сказала Белая Собака.
— Я знаю, я Вижу, куда идти.
Странник с интересом взглянул на неё. Но Оки смотрела в небо. Туда, за сумерки, за атмосферу. Смотрела, высвечивая взглядом их Новый, но Древний Путь.
— Мы с тобой настроили тысячи Миров. Мы внесли в них частоты незнакомого чувства Покоя и Красоты, которые возможны лишь при соприкосновении Души с самым высоким спектром переживаний тотальной космической Любви Бесконечности.
Мы создавали Гармонию Начал и следовали пути с Сердцем.
Но здесь наш Путь завершается. Здесь все измерения сливаются в одно. Все пройденные нами Миры становятся Кольцами Силы, оборачивающими Время вспять. Дорога исчезла потому что реальность показала тебе – здесь Путь завершён. Прежний Путь. Это и есть та Граница Миров, которую мы ещё никогда не пересекали. Это граница Миров внутри, граница, за которой только Свобода..
Странник слушал Оки, как зачарованный, полный надежды и грусти….Он не понимал, что происходит. А Оки не отрывала взор от небес.
Все пути обернулись вспять. Кольца Времени сомкнулись. Мы с тобой дошли до пространства Предела, в котором все пройденные нами Пути, все Миры сложились в одно Мгновение в твоём Сердце. О чём говорит тебе сейчас твоё Сердце? Что для тебя Свобода? – спросила Оки.
— Свобода Любить…ответил Странник, чувствуя как его покидают последние мысли. И вместо них его заполняет некая непостижимая субстанция блаженства и осознания всей Вселенной.
— Земля, это лучшее место, чтобы проявить эту Свободу, пустив её победоносной молнией сквозь все слои… И, значит — в Путь?
— В Путь. – ответил Странник. – Но здесь же нет Пути?
— У нас всегда есть небо
Видишь вон ту красную Звезду над нами?
— Да..Что это?
— Просто смотри на неё. Это проход. Открывается новый коридор Времени.
На горизонте показались первые сияющие лучи Голубого Солнца. Странник смотрел на Красную Звезду, которая увеличивалась и приближалась.
— А теперь, мы должны лететь. Только через космос можно пересечь последнюю границу времени, равной тысяче земных лет. Садись мне на спину.
— Странник сел на Белую Собаку, и в который раз подумал, что она напоминает ему добрую и могущественную Белую Медведицу.
Они взлетели. Оки долго кружила в воздухе, они Вспоминали и пропитывались мелодичным звучанием всех Миров, которые прошли. Собирали радужную пыль Опыта, чтобы принести его на Землю и возложить на Алтарь Любви.
Оки стала подниматься всё выше и выше, приближаясь всё ближе к горячей, пульсирующей Красной Звезде.
И только сейчас Странник увидел, что они летят к огромному пылающему сердцу.
— Это Сердце Земли – прошептала Оки, в космической пустоте озарённой сиянием Сердца их самой Любимой Планеты.
— Я понял, ответил Странник тихо…
— Милый, что ты понял?
Девушка гладила его по лицу, по волосам, целовала его закрытые веки.
Странник открыл глаза и увидел её светлое, улыбающееся лицо…
— Любимый, ты говорил во сне…Ты сказал, что ты понял…
— Он ласково смотрел на неё сгорая в огне, желая сгореть в нём навсегда, без остатка, чувствуя как плазма Красной Звезды растекается по его венам от Сердца…
— Я понял, что Люблю тебя, и что…
-.Что, милый?
-…И что такая Любовь возможна лишь здесь, на Земле…
Мы приходим…мы рождаемся здесь, с единственной целью…это чувство…Это неописуемое Чувство Любви, которое возможно лишь здесь…на этой Планете…
— Я хочу тебе кое-что показать, прошептала она. Пойдём..
Странник поднялся с постели и они вместе прошли в её мастерскую. Девушка улыбалась и вела Странника за руку.
Я начала рисовать, и я ещё не очень хорошо рисую…
Но это…Она показала рукой на холст, на котором была изображена не то звезда, не то галактика пылающая алым светом и разбрасывающая от себя в пространство множество тончайших лучей…
Это Сердце Земли…и оно для тебя. Я для тебя написала эту картину.
-…Когда ты успела, вчера? Когда ты сделала это?
-Я начала писать её сразу, когда ты ушёл….Я чуть не сошла с ума от горя, я плакала каждый день. Меня спасала только эта картина. Я писала её ровно тысячу лет. И знала, что когда нибудь я закончу. И в этот день ты вернёшься. И в этой картине сложатся все Миры….
Земля превращалась в Звезду. Любовью закипало пространство. Белая Собака нашла вход в Сердце Земли. И границ для Любви и Времени не осталось.

 

30.10.2019.
Ок-тон 6. –День Белой Ритмической Собаки.
(Тотем тона – ящерица).
Сефера Агни